Как проложить маршрут через опасные зоны

Владимир Михеев: БКО способен защитить самолет от всех средств поражения 3 Ноябрь 2015, 08:57

Советник первого замглавы КРЭТ рассказал о том, что такое бортовой комплекс обороны

О том, что такое бортовые комплексы обороны (БКО) и каков принцип их действия, рассказал в совместном проекте ИА «Росинформбюро» и радиостанции «Комсомольская правда» – программе «Открытым текстом» – Владимир Михеев, советник первого заместителя гендиректора КРЭТ.
После того как летом 2014 года над Донецкой областью был сбит самолет авиакомпании Malaysia Airlines, направлявшийся из Амстердама в Куала-Лумпур, вся мировая общественность задалась вопросом, как вышло, что над зоной военных действий разрешались полеты гражданской авиации?

Несмотря на то, что закрытие неба кажется единственным разумным решением в «горячих точках», в мире подобных «бесполетных зон» не так уж и много – в список входят север Ирака и Сирия, Синайский полуостров, север Эфиопии, Йемен, Ливия, Сомали, Тибет и Гималаи. Да и «бесполетными» большая часть этих зон считается формально, поскольку гражданский самолет, экипированный новейшими бортовыми комплексами обороны, имеет полное право прокладывать свой маршрут через опасные зоны.

– Что такое БКО – бортовые комплексы обороны?

– Это уже давно устоявшийся термин, поэтому мне хотелось бы сделать небольшой экскурс, пояснить суть вопроса. Все мы хорошо понимаем, что происходит развитие как авиации, так и средств противовоздушной обороны. Все становится, с одной стороны, сложнее, с другой – любая сложная система становится проще в применении. И количество так называемых ПЗРК, которые «бродят в мире», очень большое – на сегодняшний день в неучтенном пользовании находится не одна тысяча различного типа ПЗРК. Параллельно идет развитие и средств защиты. Бортовой комплекс обороны – это и есть средство защиты самолета.

– А когда они вообще появились?

– В массовом гражданском применении они появились лет 10–12 назад. Применительно к военной авиации – пожалуй, одновременно с изобретением самолета. Но все-таки современный комплекс бортовой обороны в том виде, в каком мы его знаем, сформировался 10–15 лет назад. Он представляет собой довольно сложную структурированную систему, полностью интегрированную с так называемой авионикой самолета. БКО на сегодняшний день способны защитить самолет по всем физическим полям и от всех средств поражения.

– То есть если выстрелить по пассажирскому лайнеру из С-300, то БКО его спасет?

– Современный бортовой комплекс обороны, например БКО, который мы представляем, «Президент-С», защищает не только от ПЗРК, но и от оружия с радиолокационными системами наведения. Вообще, современный БКО – это очень сложный, иерархичный набор приборов, которые обнаруживают все возможные угрозы.

– А вам не кажется, что опасность атаки подобным оружием сама по себе сведет на нет полеты гражданских авиалайнеров?

– Существует правило в международном Воздушном кодексе, по которому, если степень угрозы в данном районе высока, то туда запрещаются полеты гражданских лайнеров. Такое уже происходило, к примеру, в Израиле не так давно. И все же иногда бывают такие условия, что, как бы ни было опасно, но лететь все равно надо. Тогда в дело вступает вторая статья Воздушного кодекса, согласно которой, если все-таки есть какие-то опасные районы, а их на земле становится все больше и больше, воздушное судно будет поставлено в план перелета по данному маршруту, если оно застраховано. Но его застрахуют только тогда, когда оно оборудовано БКО. Иначе говоря, гражданскому судну все же можно летать в опасных регионах, но только при наличии должной защиты и экипировки.

– Насколько я знаю, один комплекс БКО уже поступил в эксплуатацию. Расскажите, каков принцип действия этих разработок?

– Уже несколько десятков этих комплексов поступило в эксплуатацию. А сейчас уже можно говорить и о сотнях. Они эксплуатируются достаточно широко и в армии, и в специальной авиации. Этот процесс постоянно совершенствуется. Мы следим как за угрозами, так и за повышением эффективности нашего оборудования. Мы занимаемся разработками этих систем уже более 50 лет. На сегодняшний день многие специалисты не только российского, но и мирового уровня видят нашу эффективность. Разработки проверялись не только на лабораторных столах, но и в целой серии военных конфликтов.

– Как система БКО будет действовать на гражданском судне?

– Это самолет, в корпус которого встроено оборудование. Оно находится по всей длине-ширине-высоте этого самолета и представляет систему технического зрения, то есть «глаза» и «уши» самолета. Экипаж в лучшем случае при хорошей погоде видит на расстоянии нескольких километров. Многоспектральная система технического зрения, или, как ее можно называть, система разведки (и пассивная, и активная), содержит большое количество приборов, что позволяет ей видеть в различных спектральных диапазонах (в радио-, видео-, инфракрасном, ультрафиолетовом, телевизионном) на десятки и сотни километров. Она ведет постоянный мониторинг степени опасности для этого самолета или внешней угрозы. Система смотрит и за землей, и за воздухом. В автоматическом режиме вся информация уходит в бортовой комплекс самолета, в его суперкомпьютеры, которых на борту несколько штук. Комплекс все анализирует.
Дальше, если появляется потенциальная угроза, идет оповещение экипажа. Экипажу милым женским голосом сообщается: вы находитесь в такой-то степени опасности: за вами, к примеру, наблюдает зенитно-ракетный комплекс типа «Патриот». Дальше подключается бортовое оборудование – средство защиты. Есть «глаза» и «уши», а это, назовем так, многоспектральная длинная «рука», которая противодействует внешней угрозе. Если по нам прицелился какой-то локатор, то мы его постараемся выключить, подавить радиоэлектронное управление.

– А есть возможность из самолета подавить наземный локатор?

– Конечно. Мы же живем с вами в электронный век. Российская Федерация является современным государством. Концерн «Радиоэлектронные технологии» производит на сегодняшний день электронику мирового уровня. Причем многие военные разработки используются и в гражданской сфере. По многим вещам мы являемся законодателями в мире. Причем средства РЭП не обязательно должны быть мощными, они достаточно интеллектуальные.

– У вас обычный гражданский самолет с обычными габаритами, без особого утяжеления?

– Наше оборудование вписывается в габариты любого летательного аппарата.

– Скажите, дорого ли стоит система безопасности, установленная на гражданские самолеты? Как это скажется на потребителе, на стоимости авиабилетов?

– Я не специалист в экономике, но, наверное, какая-то дифференциация все равно будет существовать. Одно дело мы с вами летим в Тамбов или в Новосибирск по территории РФ, другое дело лететь в Найроби, Йемен или Дамаск. Разница в цене ощутима.

– А не будет ли это доставлять каких-либо неудобств пассажирам? И правильно ли я понимаю, что для летчиков не будет создана дополнительная нагрузка?

– Комплекс полностью автоматический. Система «Президент» – это комплекс, который включает в себя достаточно большое количество оборудования. Таким образом, степень защиты зависит от набора этих приборов. Туда входит: система разведки, система радиоэлектронного воздействия различных диапазонов, а что-то может быть оборудовано и специальным лазерным гиперболоидом, который будет оказывать противодействие, это лазерная или оптическая станция помех.

– Расскажите про еще одно перспективное направление Концерна – разработки, связанные с созданием беспилотных летательных аппаратов. Похоже, что беспилотники стали активно применяться в Вооруженных силах РФ и даже в ГИБДД.

– Мы стоим на пороге беспилотной авиации. Я даже как-то употреблял термин «бесчеловечная» авиация. По сути, она такая и есть, в прямом и переносном смысле слова. Мы стоим на пороге новой эры, когда беспилотники будут использоваться практически везде. В некоторых странах их даже используют для доставки почты, пирожков и т.д. Это вполне реально и обыденно.

Если же говорить о серьезных беспилотниках, то они выполняют длительные задачи на больших высотах (разведка или нанесение ударов). Эти беспилотники четко ранжированы: разведывательные, которые ведут разведку, специальные, которые занимаются радиоэлектронной борьбой, ударные и т.д.

«КРЭТ производит сегодня электронику мирового уровня. По многим вещам мы являемся законодателями в мире»
Владимир Михеев